«Хотел бы увидеть родителей, закат над озером и посмотреть телевизор»

Музыкант Лудуб Очиров из Улан-Удэ незрячий с рождения, это не мешает ему играть и сочинять музыку

19-летний композитор из Улан-Удэ Лудуб Очиров просит журналистов не называть его слепым. «Слепой не видит у себя под носом, не может понять, что и почему, — рассуждает он. — В этом есть какая-то недалёкость. Я себя редко позиционирую даже как незрячий, я даже об этом не думаю. Просто считаю, что есть определённые неудобства и всё».

Лудуб с детства побеждал в российских и международных музыкальных конкурсах. Выступал вместе с ансамблем «Виртуозы Москвы» и оркестром Игоря Бутмана. Он играет на рояле и монгольском смычковом инструменте — моринхуре, сочиняет музыку и любит импровизировать. В этом году Лудуб окончил музыкальный колледж им. Чайковского по специальности «Теория музыки». Многие советуют Очирову поступать в консерваторию, но сам Лудуб пока раздумывает. «Может, я буду писать классические произведения, а, может, музыку в стиле Моргенштерна», — говорит он.

Катерина Чурбакова
Фото: Катерина Чурбакова

Страсть к музыке — у Лудуба с детства. Он вырос в семье буддистов, в доме были религиозные атрибуты для молебнов. «Я днями напролёт мог ими стучать, играть», — вспоминает Очиров. А ещё маленький Лудуб любил шансон. Он часто танцевал под «блатную» музыку.

Катерина Чурбакова
Фото: Катерина Чурбакова

Лудуб родился здоровым, но раньше срока. Медики поместили его в барокамеру. Там из-за скачка давления у мальчика повредилась сетчатка глаз. С тех пор он не видит. Родителям Лудуба советовали отдать его в интернат, но они вырастили сына сами. «Если бы я пошёл в интернат, наступил бы конец мне как музыканту, — рассуждает Очиров. — У меня не было бы возможности нормально практиковаться».

Катерина Чурбакова
Фото: Катерина Чурбакова

Лудуб ходил в коррекционный детский сад, а потом в коррекционную школу. Ему нравились английский язык, история и литература. Трудности были с математикой, химией и физикой. «Они оказались слишком сложны, я совсем ничего не понимал», — вспоминает Очиров. Чтобы мальчику было проще, преподаватели давали ему понятные задания. Учитель физики рассказывал про закон всемирного тяготения так: «Если ты отпустишь предмет, он упадёт на землю». А учитель химии говорил про химикаты, которые встречаются в быту — про их запах и технику безопасности при использовании.

Катерина Чурбакова
Фото: Катерина Чурбакова

Стать профессиональным композитором — мечта Лудуба. Быть просто исполнителем он не хочет. «С одной стороны, композиторство — это очень легко, потому что ты не играешь, не на сцене, — размышляет Лудуб. — С другой стороны — это очень сложно. Композитор не должен расслабляться».

Катерина Чурбакова
Фото: Катерина Чурбакова

Когда Лудуба в детстве отправляли на музыкальные конкурсы, его родители никогда не указывали в заявке, что он незрячий: иначе мальчика не брали. Однажды Очиров должен был выступать на концерте, но в последний момент организаторы отменили его выход. «Потом выяснилось, что один из чиновников увидел моё имя в списке и сказал, что, мол, зачем его, у нас разве нет нормальных, здоровых детей? — рассказывает Лудуб. — До 12-13 лет постоянно такая проблема была. Говорили, зачем вы ребёнка мучаете, зачем на жалость давить. Потом все постепенно начали замолкать и успокаиваться. Когда поняли, что я действительно чего-то стою».

Катерина Чурбакова
Фото: Катерина Чурбакова

Проект «Помогая другим, помогаю себе» Лудуб придумал для молодых исполнителей. Он даёт им возможность бесплатно записать музыку на своей домашней студии. В детстве сам Очиров ездил с родителями записывать собственные произведения на студию к брату Алагую. «А у него то времени нет, то занят сильно, — вспоминает Лудуб. — В итоге папа сказал: если будем так бегать, то ничего не достигнем. И решили учиться сами записывать музыку».

Катерина Чурбакова
Фото: Катерина Чурбакова

С Лилией Лудуб дружит много лет. Музыкант говорит, что Лилия понимает и поддерживает его.

Катерина Чурбакова
Фото: Катерина Чурбакова

«Я читал, что опасно, когда дети в раннем возрасте достигают популярности, — говорит Лудуб. — Во взрослом возрасте это может вызвать чувство ненужности и привести к печальным последствиям. У меня не было времени распыляться на эту славу. Я каждый день работал, работал, работал. Не было такого ощущения, вот меня сейчас забудут». Музыкант говорит, что всю «звёздную дурь» из него вытрясают родители. «Когда я конкурс выигрываю, какого-то успеха добиваюсь, мама заставляет меня мыть полы, — приводит он пример. — Я понимаю, что это обязанность, но, с другой стороны, в этом есть подтекст».

Катерина Чурбакова
Фото: Катерина Чурбакова

Лудуб — участник этно-группы «Ахуу». В ней играют двое друзей Очирова: Сандан Шагдаров и Тимур Найданов. Музыканты выступают в кафе-юрте Иволгинского дацана. Они играют на моринхуре — монгольском музыкальном инструменте, его гриф напоминает голову лошади. Тимур через год планирует уехать в Китай на учёбу. «Я предполагаю, что группе придёт конец, — говорит Лудуб. — Потому что мы с Тимуром — друзья и я не знаю, с кем я могу ещё так сыграться».

Катерина Чурбакова
Фото: Катерина Чурбакова

Игрой на моринхуре Лудуб занимается пять лет. Процесс обучения строится так. Его преподаватель Зандан Шойдоков сначала записывает партии на диктофон. Потом Очиров слушает запись, а Зандан объясняет ему, как брать смычок и куда ставить пальцы.

Лудуб вместе с родителями живёт в селе Верхняя Иволга. Через дорогу от его дома — Иволгинский дацан, главный буддийский храмовый комплекс России. До центра Улан-Удэ — около часа на маршрутке. Чтобы добраться до музыкального колледжа, Лудуб обычно сам шёл до автобусной остановки — дорогу он выучил. В городе Очирова кто-нибудь встречал.

Катерина Чурбакова
Фото: Катерина Чурбакова

Лудуб не любит экспрессию в искусстве. «Шоу должно быть, но не в жёсткой форме», — рассуждает он. Очиров приводит в качестве примера известного российского пианиста Дениса Мацуева, который в 2015 году так эмоционально играл на рояле, что сломал его ножку. «Я считаю, что надо играть своим сердцем, как ты чувствуешь», — говорит Лудуб.

Следите за новыми материалами