0 км

«Медикам никто дом не сдаст, все на туристах зарабатывают»

В разгар летнего сезона участковая больница на острове Ольхоне оказалась без единого врача

Начало июля. Участковая больница посёлка Хужир на Ольхоне безлюдна и чиста. Пусто и в коридорах, и в кабинетах. «Сидим, держим оборону и надеемся, что серьёзной помощи сейчас никому не понадобится, — говорит медсестра Светлана Огдонова. — Врачей-то у нас — ни одного. Тишина».

Врачи, впрочем, есть. Просто физически в больнице они в первые две недели июля отсутствовали. Стоматолог был в отпуске, а педиатр с терапевтом — на ковидном карантине: контактные. В разгар лета, когда на Ольхоне заняты почти все гостевые дома и гостиницы, в участковой больнице осталось в строю две медсестры и две уборщицы.

В мае скажут: «Выселяйтесь куда хотите»

— Если честно, коронавирус тут даже ни при чём, — рассказывает по телефону заведующая больницы (она же педиатр) Лариса Уланова. — Кадров нет. Никто не хочет ехать работать на Ольхон. У нас есть ставки, но нет желающих.

Неместных можно заманить на работу на Ольхон, единственный заселённый остров на Байкале, только жильём. А с ним — проблема. Для приезжих врачей ничего не строится и не сдаётся.

— В Хужире у всех бизнес, все на туристах зарабатывают, — говорит Светлана Огдонова. — Поэтому тут никто не сдаёт жильё на долгий срок. Зимой что-то ещё можно найти — тысяч за восемь в месяц. Но в мае хозяева точно скажут: «Всё, выселяйтесь куда хотите». Летом снять дом не реально. Поэтому у нас только местные и работают.

В разгар сезона дом в Хужире сдают от 1000 рублей в сутки и выше. Таких предложений очень много на сайте объявлений Avito. В месяц хозяин может заработать минимум 30 тысяч.

Хужирская участковая больница входит в состав Ольхонской ЦРБ, которая находится в селе Еланцы. Еланцы — административный центр района. Село расположено не на острове, а на большой земле. Поэтому в Еланцах с врачами лучше, чем в Хужире. Тут есть и поликлиника, и стационар, и пост скорой помощи. В 2016 году в райцентре даже построили благоустроенный 10-квартирный дом для врачей. Квартиры выделили бесплатно. Это был первый подобный проект в Иркутской области.

Хужирские медики завидуют еланцынским. И надеются, что когда-нибудь такой дом построят и на острове. И к ним приедут новые сотрудники.

— Получается, больница работает не в круглосуточном режиме: сотрудников мало. Мы уходим домой в семь вечера. Потом вызов какой-то поступает. И мы опять бежим сюда, — делится Огдонова. — Помогать же надо людям всё равно. Хоть в два ночи, хоть в четыре. Потом — домой. Несколько часов спим — и на работу. Так работать невозможно. Ситуация вообще ужасная.

Карина Пронина
Фото: Карина Пронина

Светлана Огдонова переехала на Ольхон 12 лет назад — вышла замуж за местного. Сначала была в декрете, а, как дети выросли, устроилась в больницу. Работает тут уже четвёртый год. Она улыбчивая и сдержанная — привыкла ко всему, всего навидалась. Особенно летом, когда туристов столько, что местные как будто в них растворяются.

— Много обращений с переломами и вывихами, — рассказывает Светлана о самых частых ольхонских травмах. — Люди оступаются на дорогах. Ночью у нас темно, фонари не везде горят. Аллергия часто: что-нибудь не то съедят — сразу высыпания. У многих давление подскакивает — это проявление акклиматизации. Ожоги от солнца, от бани. Дети обжигаются кипятком, чаем. А у местных — частые инфаркты.

По данным ФГБУ «Заповедное Прибайкалье» на 2019 год, Ольхон посетило 142 тысячи человек. Тогда ещё не было пандемии и основную массу туристов составляли иностранцы. 35% приезжали из Китая, 32% — из Германии, Японии, Франции и Таиланда. Только 20% приходилось на жителей Иркутской области и 13% — на россиян из других регионов. Свежих «постпандемийных» данных пока нет. Но местные говорят, что никакого снижения оборота они не чувствуют — просто русских стало больше. «С начала июля у меня забронированы все номера, и так — до конца сентября, — поделился владелец одного из гостевых домов в Хужире. Номер стоит от 3 тысяч рублей и выше. — В основном едут из Москвы».

В больнице есть стационар на десяток коек, но сейчас почти всё зарезервировано под коронавирусных больных. Даже женская палата стала ковидной. В ней стоит гинекологическое кресло, прикрытое покрывалом с голубыми бабочками: а куда это кресло девать.

«Болеют у нас коронавирусом, конечно. Как везде», — говорит Огдонова. Но сейчас и ковидников в больнице нет. «Никого не кладём, кадров нет», — разводит медсестра руками.

Из окон дует, стены холодные

Хужирская больница открылась в 1950 году. Спустя 70 лет в ней сделали капитальный ремонт. Полностью заменили всю внешнюю и внутреннюю отделку. Потрачено на это было больше 20 миллионов рублей из областного бюджета. На открытие даже приезжал тогдашний и. о. министра здравоохранения области Олег Ярошенко.

Сейчас больница покрыта сайдингом снаружи, а внутри в ней — пластиковые окна, кафельная плитка и прочий стандарт российского образца. Случилось и ещё кое-что — в здании открылся тёплый туалет. До этого и сотрудники, и пациенты ходили в клозет дворовый.

После реконструкции здание сильно преобразилось. И на центральной улице Байкальской оно сильно выделяется на фоне кафе, магазинов и сувенирных лавок. Правда, от главной стихии острова — ветра — капитальный ремонт почему-то не помог.

— Старое здание было деревянным, холодно в нём было. После ремонта холод не ушёл, — недоумевает Огдонова. — Зимой мы мёрзнем. Из окон дует. И стены холодные. Их вроде уплотняли, но дует всё равно. Не знаю почему. А ещё в коридоре нет ни одной батареи, только в кабинетах. Если все двери закрыть, то в коридоре ну просто холодно.

Антон Климов
Фото: Антон Климов

В здание заходят две пожилые женщины в чёрных блузках. Это местные пенсионерки. Одна из них пришла забрать сертификат о вакцинации. Обе прививки она поставила здесь, в Хужире. А сейчас привела с собой подругу — чтобы та тоже провакцинировалась.

«Прививки ставите?» — интересуется подруга привитой у Огдоновой. «Пока нет врачей, не ставим», — машет та руками. «Каких врачей нету?». «Никаких!» — выпаливает Светлана.

Пенсионерка удивленно замолкает. «Возможно, на выходные отправят к нам из Еланцов врача, тогда будет ставить вакцину, — успокаивающе говорит Огдонова. — Мы вам позвоним. А вообще — если любая болезнь — надо в Еланцы ехать».

Нам не удалось выяснить, сколько и каких свободных медицинских ставок имеется в Хужире. Руководство Ольхонской районной больницы, как и всех остальных больниц страны, должно размещать эти данные на официальном сайте www.bus.gov.ru. Но большую часть сведений просто не подали. Неизвестно, какой штат в учреждении, кого не хватает, какую зарплату получает руководство, а какую — персонал. Цифр нет ни за 2019, ни за 2020 годы. Это является нарушением Федерального Закона N° 83-ФЗ.

Научно-практический центр «Госучёт» провёл мониторинг и выяснил, что неполные сведения выставила 41 региональная больница. В мае НПЦ направил информацию об этом министру здравоохранения Иркутской области Якову Сандакову, но запрос остался без ответа. В конце июля «Госучёт» подготовил обращение в областное Заксобрание и подчеркнул, что «выявленные пробелы в открытых данных не позволяют в настоящее время гражданам России осуществлять общественную оценку деятельности учреждений здравоохранения Иркутской области».

Пресс-служба минздрава Иркутской области не стала отвечать на наши вопросы о Хужирской участковой больнице.

Следите за новыми материалами