«Я не согласна, чтобы на мне проводили эксперименты»

В Качугском районе непривитых педагогов отстраняют от работы, детей учить некому
240 км

Физику в школе деревни Белоусово ведёт повар. У школьников в соседнем селе Верхоленск почти месяц этого предмета вообще нет в расписании. Учителя Павла Воронова с 26 ноября не допускают до уроков, так как он не вакцинирован от ковида. Всего в Качугском районе отстранены от работы больше двадцати человек. Среди них учителя, уборщицы, музыкальный работник, бухгалтер из муниципального финуправления и библиотекарь.

С 26 ноября в Иркутской области начали отстранять от работы сотрудников, которые до 25 ноября не поставили первую дозу вакцины. Недопущенный до работы сотрудник не считается уволенным, но, пока сидит дома, не получает зарплату. 15 октября 2021 года исполняющий обязанности главного санитарного врача Иркутской области Михаил Лужнов издал постановление. В нём перечислил группы людей, которые обязаны вакцинироваться. Это люди 60 лет и старше, медики, учителя, работники организаций социального обслуживания, сотрудники МФЦ, люди с хроническими заболеваниями, работники компаний транспорта и энергетики, сотрудники правоохранительных органов и КПП на границе, вахтовики, волонтёры, военнослужащие, государственные гражданские и муниципальные служащие, студенты старше 18 лет и призывники. Все они должны до 25 декабря поставить два компонента вакцины.

«Когда человека заставляют, он становится как ёжик, выставляет колючки»

«Хоть нас и предупреждали, что невакцинированных отстранят от работы, но мы не верили, что это может произойти с нами», — говорит музыкальный руководитель Татьяна Лысых. Она работает в детском саду «Берёзка» в Качуге, кроме того, занимается с детьми из садиков села Анга и деревни Бутаково. По словам Лысых, примерно за месяц до её отстранения заведующая детским садом в Качуге попросила подписать документ, что музыкальный руководитель знакома с постановлением санитарного врача.

«Накануне отстранения я подала заведующей возражения, что не согласна. Вы не представляете, что после этого началось. Из Бутаково приехала заведующая, с ней были два человека — комиссия. Я чувствовала себя преступником. В Качуге меня 1,5 часа „разбирали“. Говорили, что я не сознательная, всячески унижали. Там уже было трое понятых. Хотели на диктофон записывать, я не согласилась. Разговаривали со мной, будто я какой-то грех совершила. Но я же ничего не нарушила», — возмущается музработник Лысых. Несмотря на то, что она отстранена от работы и не получает зарплату, из дома Татьяна продолжает помогать воспитателям готовить новогодний праздник для детей.

Она говорит, что теперь из принципа не будет вакцинироваться. «Если бы меня не заставляли, не унижали, я, может быть, поставила бы прививку. Но, когда человека заставляют, он становится как ёжик, выставляет колючки», — добавляет Лысых. А пока она рассчитывает на собственный иммунитет. Татьяна сдала тест, который показал отсутствие антител к COVID-2019.

Антон Климов
Фото: Антон Климов

55-летняя Елена Усова вместе с мужем болели коронавирусом в прошлом ноябре, её тоже заставляют ставить вакцину. В ноябре и в декабре этого года Елена делала тест, оба раза анализ показал высокий уровень антител в организме. «Мы болели дома, приходила фельдшер. Она сказала, что у нас лёгкая форма, поэтому анализы на коронавирус у нас брать не будут. Мы лечились сами, доставали лекарства. У моего мужа была совсем не лёгкая форма, ему пришлось принимать антибиотики. Медики только спрашивали, чем мы лечимся, и советовали продолжать пить те же лекарства. В итоге мы не попали в списки переболевших», — рассказывает Елена.

Она главный специалист финансового управления Качугского района. 15 ноября вышла на работу из отпуска, через 10 дней её отстранили от работы. По словам Усовой, из 18 работников финуправления кроме неё не привиты двое — водитель и IT-специалист. При этом отстранили от работы её одну.

Библиотекарь из Качуга, которая попросила не называть её имя, с 29 ноября неделю была отстранена от работы. В январе 2021 года она болела коронавирусом и могла быть допущена к работе как переболевшая. Теперь сертификат переболевшего действует год, а не полгода, как раньше. Решение о продлении было принято 24 ноября. Но информация в «Личном кабинете» на сайте «Госуслуги» так быстро не обновилась. Поэтому наша собеседница на несколько дней была отстранена от работы без сохранения заработной платы.

Её сертификат действует до 22 января 2022 года. После этого времени библиотекарь не планирует вакцинироваться. Она считает, что ей должны дать медицинский отвод из-за аутоимунного заболевания. В Качуге ей медотвод не дают. Поехать в Иркутск и пройти обследование она не может — не с кем оставить двоих детей. Она обратилась в прокуратуру и трудовую инспекцию, просит защитить её права.

«У меня своих антител хватает, хоть я и не проверялась»

«Президент сказал, что вакцинация добровольная. Пусть он сам и привился, у нас есть своя голова на плечах, — приводит аргументы социальный педагог из Верхоленска Ирина Никишина, ей 56 лет. — Препарат экспериментальный. Сейчас идёт эксперимент над человечеством. Не думайте, что мы тёмные люди, в интернете информацию читаем».

Ирина, её муж Павел Воронов, он ведёт физику, а также учительница математики и информатики и учительница английского языка отказались вакцинироваться. В итоге в Верхоленске в расписании уже месяц нет уроков физики и английского, в деревне Белоусово физику ведёт повар. «Мне ученики рассказали, что повар приходит, даёт задания, дети выполняют», — говорит Никишина.

Антон Климов
Фото: Антон Климов

Учительница русского языка и литературы Марина Серебренникова из Качуга рассказывает, что с 26 ноября в районе от работы отстранили больше 24 человек. Через два дня одиннадцать работников школы № 1 вернули. «Как нам сказали, за нас попросил директор школы, — рассказывает Марина Серебренникова. — Получается, что в каких-то школах учителя работают без прививок. В школе № 1 учителей сначала отстранили, потом разрешили доработать до конца четверти. В других школах отстранили и не разрешают работать. И как педагоги должны относиться к действиям власти, если нет единых требований? В итоге страдают дети. Учителей и так не хватает. Ещё и с теми, что есть, так поступают. Мы, получается, району не нужны?»

Педагоги из других школ Иркутской области говорят, что в их коллективах есть учителя, которые отказались от вакцинации. При этом их не отстраняют от работы.

Серебренникова не прививается, так как считает, что вакцина не прошла все стадии исследования. «Я не понимаю, что в меня вольют. Мне не дают прочитать состав жидкости. Я не согласна, чтобы на мне проводили эксперименты. Испытания вакцины закончатся в декабре 2022 года, ещё год она будет проходить апробацию. А до этого времени я рисковать не хочу, — говорит Серебренникова. — У меня муж и две дочери переболели ковидом. Я от них не заразилась. Я здорова. Считаю, что у меня своих антител хватает, хоть я и не проверялась». Марина Серебренникова подала заявление в Роструд, прокуратуру, а также обратилась с иском в суд. Она требует дать ей право работать без прививки.

В других регионах педагоги тоже обращались в суды с требованиями вернуть их на работу и выплатить зарплату за время вынужденного простоя. Так, второго декабря Николаевский районный суд Волгоградской области отказал двум преподавателям детской школы искусств. Человек вправе выбирать — ставить или не ставить прививку, никто не может заставить вакцинироваться против воли. При этом невакцинированного сотрудника могут отстранить от работы, если его деятельность связана с высоким риском заражения инфекциями. Зарплату не будут платить за всё время отстранения. Отказаться от вакцинации можно только по медицинским показаниям.

В феврале 2021 года авторитетный научный журнал Lancet опубликовал результаты третьей фазы клинических испытаний российской вакцины «Спутник V», разработанной исследовательским Центром имени Гамалеи. Согласно предварительным данным, эффективность вакцины против заражения коронавирусом SARS-CoV-2 составила 91,6%. По данным исследователей, «Спутник» «на 100% защищает» от среднего и тяжёлого течения ковида.

Следите за новыми материалами