Масочный режим

Как госзакупки СИЗ закончились уголовным делом
Как госзакупки СИЗ закончились уголовным делом
Елена Трифонова
Масочный режим
Как госзакупки СИЗ закончились уголовным делом
Экс-министра здравоохранения Иркутской области Наталью Ледяеву арестовали по делу о закупках масок и респираторов. Следователи утверждают, что Ледяева, её сын и их сообщники похитили из бюджета 25 млн рублей.

Текст: Елена Трифонова. Фото: Антон Климов
7 декабря 2020 года

66-летняя женщина в светлом пуховике с высоким воротником, натянутом почти по глаза, спускается по лестнице подъезда многоэтажки. На шаг позади следуют двое мужчин спортивного вида в одинаковых чёрных масках и чёрных шапочках с надписью «ФСБ». Ещё один идёт впереди. Такие кадры с задержания экс-министра здравоохранения Натальи Ледяевой появились на сайте Следственного Комитета 1 декабря. На следующий день Октябрьский суд Иркутска вынес постановление об аресте.
Скриншот из видео УФСБ России по Иркутской области
Скриншот из видео УФСБ России по Иркутской области

Скриншот из видео УФСБ России по Иркутской области
Ледяеву обвиняют в мошенничестве в особо крупном размере. По этой статье ей грозит до 10 лет лишения свободы. По данным следствия, экс-министр использовала служебное положение и заключала госконтракты на поставку средств индивидуальной защиты (СИЗ) с фирмами, связанными с её сыном. При этом часть масок была поставлена по фальшивым сертификатам. В официальном сообщении на сайте СКР говорится, что Ледяева знала, что маски поддельные. Это уже третий арест в истории с медицинскими масками.

Ушла на больничный и не вернулась

В середине октября СКР по Иркутской области возбудил уголовное дело о закупке фальсифицированных медицинских масок для трёх больниц. Некоторые маски оказались дырявыми и без резинок, с неровными швами. Ущерб региональному бюджету оценили в 40 млн рублей. 15 октября стало известно, что по этому уголовному делу арестован сын министра здравоохранения региона Натальи Ледяевой — 36-летний Илья Белоусов. После этого министр ушла на больничный и не вернулась — её отправили в отставку 12 ноября, а в министерстве началась прокурорская проверка и выемка документов.
Скриншот из видео УФСБ России по Иркутской области
Скриншот из видео УФСБ России по Иркутской области

Скриншот из видео УФСБ России по Иркутской области
Основным фигурантом по делу о закупках масок называют предпринимателя Алексея Сорокина. По данным наших источников, он работал водителем у сына министра здравоохранения, который занимается транспортными перевозками.

Из пресс-релиза СКР следует, что следователи проверяют апрельские контракты Иркутской станции скорой помощи. Учреждение заключило только один контракт на закупку защитных средств с ИП Сорокиным. Закупка проводилась у единственного поставщика, другие претенденты на тендер не заявились.

По данным «Контур.Фокус», ИП Сорокин зарегистрирован 25 февраля 2020 года. Ледяева пришла на пост министра за два месяца до этого. Торговля фармацевтической продукцией для Сорокина — дополнительный вид деятельности, основной — строительство. До этого он не занимался коммерцией. Местные телеграм-каналы писали: «до сих пор его коммерческая деятельность сводилась к торговле барахлом на «Авито». Первый госконтракт Сорокин заключил с Министерством соцзащиты, которое в апреле закупило полмиллиона масок по 35 рублей за каждую. Всего у Сорокина получилось девять госконтрактов с лечебными учреждениями региона на общую сумму 197,5 млн рублей.

Претензии у следствия возникли к трём из них. Речь идёт о поставке медицинских масок на Иркутскую станцию скорой медицинской помощи, в Областную больницу и в госпиталь ветеранов на общую сумму около 50 млн рублей. По закону, маски должны иметь специальные сертификаты. В этих контрактах Сорокина говорится, что маски произвело ООО «Казанская фабрика «СпецМедЗащита». Но следствие утверждает, что сертификаты оказались поддельными. Получается, что на 50 млн рублей Минздрав закупил для больниц региона 1,6 млн поддельных масок.

Весной все контракты Сорокин исполнял очень быстро. Но те, которые фигурируют в уголовном деле, — буквально на следующий день. Контракт со станцией скорой помощи был заключён 20 апреля и в тот же день исполнен. В карточке контракта есть счёт-фактура и акт приёмки-передачи товара, подписанные в тот же день. Следующий контракт, с госпиталем ветеранов, Сорокин заключил 28 апреля, а 29-го уже отгрузил маски. За пять дней до этого так же быстро он исполнил контракт с Областной больницей: 23 апреля подписал бумаги и в тот же день привез маски.

«Если товар поставили буквально на следующий день, значит он уже находился в Иркутске, возможно лежал наготове у кого-то на складах, — говорит руководитель НПЦ «Госучёт», эксперт в сфере управления госфинансами Роман Ерженин. — Учитывая, что ИП было открыто за несколько недель до заключения первого госконтракта, можно подумать, что вся схема поставок была чётко спланирована заранее. ИП здесь могло выступать просто подставным лицом».

Теперь Сорокин — фигурант уголовного дела сразу по двум статьям: «Мошенничество, совершённое в особо крупном размере» и «Обращение фальсифицированных, недоброкачественных и незарегистрированных лекарственных средств, медицинских изделий, совершённое группой лиц по предварительному сговору». Максимальное наказание по первой — до 10 лет лишения свободы, а по второй — от 5 до 8 лет. По этому же делу арестованы министр и её сын.
Раз в неделю мы присылаем новые истории на почту. Подпишитесь на рассылку

За ценой постоим

Сорокин поставлял в больницы маски по 33−35 рублей и они были ещё не самые дорогие. Например, исправительная колония № 3 ГУФСИН по Иркутской области в апреле продала больнице города Бодайбо 3 тысячи многоразовых масок по 32,8 рублей за штуку. Но в структуре ГУФСИН в Иркутской области шили маски и подешевле. Например, колония № 6 в мае заказала колонии № 11 пошить 30 тысяч масок по 12 рублей за штуку.

Усть-Ордынский противотуберкулёзный диспансер купил у ООО «Восточно-Сибирская фармацевтическая компания» для своей лаборатории тысячу одноразовых масок по 51 рубль штука. За 30 рублей одноразовые маски покупала Черемховская городская больница у ООО «Востокинтертрейд». Все контракты заключены с единственным поставщиком. Но никаких уголовных дел по этим закупкам нет.

По словам главного врача Ольхонской районной больницы Ольги Болдаковой, весной цены на маски взлетели минимум до 30 рублей и держались около двух месяцев. Поставщики в одностороннем порядке расторгали старые контракты, где маски покупали по 50 копеек. Приходилось перезаключать их уже по новым ценам. СИЗов катастрофически не хватало. Для медиков Хужирской участковой больницы на Ольхоне костюмы шили из укрывного материала для парников.

В апреле были внесены изменения в законодательство о госзакупках. Законодатель разрешил заключать дополнительные соглашения к госконтрактам при условии, что закупка проводилась у единственного поставщика, а в самом договоре есть соответствующий пункт. Кстати, тогда же разрешили проводить закупки у единственного поставщика.

Это важные изменения. «При таком варианте не нужно больше искать пути обхода конкурентных процедур, а можно сразу заключить контракт с тем, кто понравился», — говорит Роман Ерженин. Это с одной стороны. Но с другой, эти же изменения позволили задним числом сбить цену по некоторым закупкам, оформленным на пике паники, когда рынок был перегрет. Например, это касается апрельского контракта минздрава и Иркутской аптечной базы. Речь шла о закупке масок, респираторов, защитных комбинезонов для больниц области на 342 млн рублей. Несмотря на стопроцентную предоплату, позже стороны трижды заключали дополнительные соглашения. Это помогло сбить цену контракта до 281,9 млн рублей.

В итоге, маски которые сначала стоили 30 рублей, подешевели до 25,5 рублей, а в сентябре их отгружали в больницы за 13 рублей. Для сентября это всё равно была высокая цена. В розницу маски уже продавались по 5−7 рублей. Но всё-таки 13 рублей — гораздо лучше, чем 30. То же самое происходило с другими товарами. Цена респиратора упала с 550 до 116 рублей.

К контрактам Сорокина не было ни одного дополнительного соглашения, и цена оставалась твёрдой во всех случаях, не снизившись ни на копейку. Не все из них исполнены до сих пор. Например сегодня 45-миллионный контракт Минздрава с ИП Сорокин на закупку медицинских халатов, перчаток, бахил, выполнен лишь на 2,7 млн рублей. Фактически оплачено 1,5 млн. Сделку заключили в июне, срок исполнения — до конца декабря, но после возбуждения уголовного дела исполнение контракта прекращено.

Бывает дешевле

Пока областные больницы покупали маски у ИП Сорокина, некоторые федеральные учреждения заключали договоры напрямую с производителями и выгадали в цене. Например, федеральное «Восточно-Сибирское окружное управление материально-технического снабжения МВД» закупило в ноябре 3,6 тысячи масок за 2.8 рубля штука. Покупали эту маленькую партию всего на 10 тысяч рублей напрямую у российского производителя ООО «Защита СИЗ». Байкальская межрегиональная прокуратура в конце октября купила 36,7 тысяч масок по 2,4 рубля штука. Контракт тоже заключили с российским производителем ООО «КинТекс». А вот управление делами губернатора Иркутской области в тех же числах покупало маски по 6 рублей у ООО «ТехноПарк». На Вайлдбериз маски с октября можно купить за 3 рубля, а оптом интернет-магазины предлагают их за 1,5 рублей. Так или иначе, на централизованные закупки масок, перчаток и СИЗ регион выделил не менее 0,5 млрд рублей.
Скриншот из видео СУ СК РФ по Иркутской области
Скриншот из видео СУ СК РФ по Иркутской области

Скриншот из видео СУ СК РФ по Иркутской области
Генеральный директор фармакологического предприятия «Фармасинтез» Евгений Орачевский заявил в интервью иркутскому журналисту Павлу Степанову, что весной компания вела переговоры с правительством Иркутской области о строительстве в регионе завода по производству масок. «Принципиальным условием было, чтобы их стоимость в итоге не превышала 3 рубля, — сказал Орачевский. — Нам это было не выгодно, но мы готовы были взять такие обязательства». Компания не смогла договориться с правительством региона по «некоторым нюансам» и завод построили в Приморском крае, который проявил большую заинтересованность. Инвестиции правительства края составили всего 2,8 млн рублей. Производство будет запущено в середине декабря и, по словам Орачевского, обеспечит край дешёвыми масками. Правда, Орачевский не сказал, какие именно условия компании отказалось выполнить правительство Иркутской области.

Министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров ещё в октябре на форуме «Биотехмед» сказал, что отечественная промышленность нарастила объём и может производить до 19,5 млн масок в сутки. «Хотя такого объёма сегодня и не нужно, но тем не менее, мощности точно оцифрованы. И мы понимаем, кто, где, когда и что должен произвести по необходимости. В начале марта, как вы помните, это было 600 тыс штук всего», — сказал он. «Это значит, что заключать контракты можно с производителями, минуя посредников. Тогда на закупках СИЗ можно сэкономить, минимум в два раза», — уверен Ерженин.

Между тем, похоже, что в регион зашёл новый, серьёзный поставщик СИЗов — ООО «Группа Компаний Конкорд», подконтрольное Евгению Пригожину — бизнесмену и ресторатору, обслуживающему банкеты в Кремле, которого называют личным поваром президента Владимира Путина. Первые контракты по закупкам СИЗ на портале Госзакупки у него появились в июне. В ноябре Усть-Илимская городская больница купила у «Конкорда» маски по 4,4 рубля за штуку. Хотя даже в сентябре та же самая больница покупала у ООО «Защитник» маски дешевле — по 2,3 рубля за штуку.

Текст: Елена Трифонова. Фото: Антон Климов
7 декабря 2020 года

Поделитесь этой историей:

Читайте также:

Вы можете отправить пожертвование
Тогда мы сможем рассказать вам больше историй