Цены на продукты растут, закупки лекарств под угрозой, авиарейсы отменяют

Первые итоги санкций против России комментирует кандидат экономических наук Роман Ерженин
70 км

В 2022 году стоимость потребительской корзины на одного человека составляла около 10 тысяч рублей, на семью из 4-х человек это 40 тысяч рублей. Треть потребительской корзины обычного россиянина — импортная продукция. Если сейчас зайти в магазин, то можно заметить, что буквально за две недели цены на многие продукты и товары подскочили как минимум на треть. Значит, потребительская корзина меньше, чем за месяц, выросла до 50 тысяч. Процесс ещё не закончился. Импортные товары и отечественные, с импортной составляющей, с каждым днём дорожают. Доходы при этом не растут, потому что зарплата такими темпами индексироваться не может.

Конечно, инфляция и раньше преследовала россиян, но правительство достаточно оперативно индексировало зарплаты бюджетников, пенсии и социальные выплаты. Однако, сейчас события развиваются слишком быстро и пока не успевают отражаться в параметрах государственного бюджета. Все надежды на силы резервного фонда, но и его возможности в условиях введённых санкций очень ограничены.

В целом девальвация и инфляция заставит каждую семью перейти к экономии на продуктах, на проезде, на одежде, на отдыхе. Коммунальные платежи всё равно придется платить, хорошо, если не поднимут проценты по ипотечным или кредитным договорам, в противном случае число банкротств физлиц и квартир, выставляемых на продажу в этой связи, резко подскочит. О покупках новых автомобилей, судя по всему, вообще придётся забыть в виду их дороговизны и приостановки поставок в Россию. Очевидно, что и расходы на содержание иномарок подскочат значительно.

В самой тяжёлой ситуации окажутся семьи с невысоким уровнем дохода, когда экономить придётся на самом необходимом — на продуктах.

«Похоже, уровень смертности вырастет»

Первое, и самое важное, — медоборудование и медикаменты не попали под санкции, объявленные США и Евросоюзом. Представители Siemens Healthineers считают, «санкции не должны иметь негативных гуманитарных последствий для гражданского населения». Из российских предприятий под санкции попали структуры «Ростеха», где производят неонатальное оборудование, аппараты ИВЛ, ультразвуковые сканеры и так далее.

Другой вопрос, наиболее критический на сегодняшний момент — это госзакупки. Во-первых, из-за девальвации рубля поставщики-импортёры не могут установить цену закупки, так как неизвестным остаётся курс рубля. Во-вторых, введённые Банком России валютные ограничения практически лишили импортёров возможности закупать валюту в необходимом количестве. Таким образом, сейчас сбои в поставках импортного медоборудования и медикаментов связаны с валютным кризисом, поразившим банковский сектор. Кроме этого, следует иметь в виду, что рублёвых бюджетных ассигнований, выделенных медицинским учреждениям на закупку импортных товаров в 2022 году, просто не хватит на всё, что было запланировано.

На мой взгляд, именно последствия девальвации, а не санкции, станут главным стимулом для импортозамещения медоборудования, ведь доля отечественных медизделий на протяжении последних 10 лет практически не меняется и составляет всего 21%. При этом, развитие новых производств и расширение мощностей уже имеющихся предприятий упрётся в ограниченность государственных инвестиций. Здесь помощь можно ожидать как от внутренних российских инвесторов, так и от внешних — пока не враждебных нашей стране, к примеру — от Китая.

Особую тревогу вызывают поставки импортных лекарств. С учётом роста цен, ограниченных возможностей бюджета и валютного рынка, медикаментов будет закупаться всё меньше. Некоторые препараты могут вообще исчезнуть с полок аптек на неопределённое время.

Сейчас трудно себе представить, что будет с недофинансированным здравоохранением, потрёпанным реформами и ковидом, на которое теперь надвигается цунами западных санкций. Не хочется в это верить, но, похоже, уровень смертности вырастет. Импортозамещение — это стратегическая задача для страны на будущее, а больных лечить нужно сегодня.

«Можно предположить, что производство самолётов МС-21 и SSJ-100 будет свёрнуто»

Ещё одна сложность, с которой мы можем столкнуться уже в ближайшее время — это перелёты по стране. Весь имеющийся флот самолетов, на которых иркутяне летают в Москву, Сочи, Крым, возможно, скоро окажется «на бетоне», из-за того, что ведущие производители Boing и Airbus уже ввели ограничительные меры. К сожалению, отечественный авиапром не в состоянии предложить альтернативную замену этим самолётам ни сегодня, ни в ближайшем будущем. Можно предположить, что производство наших МС-21 и SSJ-100 будет вообще свёрнуто из-за высокой степени импортозависимости. Иркутский авиазавод уже попал под санкции США.

В кризисе окажется не только самолётостроение. Экспортно-ориентированная экономика Иркутской области, так же, как и вся экономика страны, столкнётся с серьёзными проблемами, связанными с девальвацией рубля и санкциями, влияющими на снижение объёма экспорта и импорта.

Введенная Минфином России репатриация валютной выручки, с одной стороны, поддержит рубль от фатального падения, но с другой — приведёт к сокращению закупок импортного оборудования, на котором базируются многие технологические и производственные процессы. Особенно актуально это звучит в отношении крупнейшего налогоплательщика региона — Иркутской нефтяной компании, которой придётся значительно сокращать свои инвестпрограммы и замедлять темпы технологического развития. Это не менее актуально и для алюминиевых заводов, которым также придётся снижать темпы модернизации, связанной, в том числе, со снижением токсичных выбросов.

Если же говорить об иркутских алюминиевых заводах, то они могут столкнуться с последствиями возможного введения ответного эмбарго на экспорт металлов. Это коснётся также и горнодобывающей отрасли.

Собственно, практически всем экспортёрам придётся активнее форсировать импортозамещение — развивать внутренний рынок, вкладываться в разработку отечественного оборудования. Однако, и здесь не всё так просто. Введённые санкции, по сути, обрезали все выстроенные финансовые и логистические цепочки. Из-за этого некоторые предприятия будут вынуждены останавливаться и оставлять людей без работы.

Не стоит возлагать слишком большие надежды на соседний Китай. Ему нужны дешёвые ресурсы, поэтому в условиях санкций и введённого эмбарго китайские власти будут предлагать цену за нефть, газ, лес, руду значительно ниже рыночной, зная, что достойных альтернатив у российских предприятий не так уж много.

Кроме этого, наш сосед по-прежнему остаётся сильным конкурентом по многим позициям. К примеру, Китай в последние годы резко нарастил производство алюминия. В случае ограничения экспорта российских металлов, по мнению ряда экспертов, существенного дефицита алюминия в мире в ближайшие годы не возникнет.

Помощи от банковской системы Китая также не стоит ожидать. Во-первых, там сосредоточено всего 14% активов Банка России. Покупать российское золото, которое составляет около 20% от всех активов ЦБ, как отмечают российские эксперты, госбанки Поднебесной не станут, потому что не захотят попасть под санкции США.

«Буквально каждый ощутит последствия»

Следует понимать, что реакция мира на использование авиации, артиллерии и танков для разрушения инфраструктуры другого государства, находящегося практически в центре Европы, будет жёсткой. Поэтому мы и видим, как к санкционному списку присоединяется всё больше и больше известных корпораций, поставляющих в Россию и системообразующую продукцию, и товары народного потребления. С учётом отсутствия в стране адекватных альтернатив импортозамещения, буквально каждый россиянин, который сегодня пользуется всеми достижениями современной цивилизации, уже в ближайшие месяцы ощутит на себе последствия ограничительных мер.

Конечно, антироссийские санкции бьют и по кошельку европейцев. Это происходит, в том числе,  от введения контрсанкций. Однако, как показывает время, платят за их введение, в основном, российские потребители из своего кармана, который и так быстро худеет.

Следите за новыми материалами