0 км

«Живописный ландшафт будет масштабно изуродован»

Что не так с поправками в закон о Байкале

В 2023 году меньше чем за месяц важнейший законопроект, который ослабляет режим охраны Байкала, прошёл путь от внесения в Госдуму до одобрения депутатами в первом чтении. В прессе и экспертных кругах поднялась волна критики, но затем в преддверии президентских выборов обсуждение чувствительной темы прекратилось. В феврале 2024 года в послании Федеральному собранию президент Владимир Путин заявил о развитии туризма и строительстве всероссийского курорта на берегу Байкала, что открывает путь для окончательного принятия закона.

«Люди Байкала» разбирались, что же построят на Байкале и почему обновлённое законодательство не решит ни одной проблемы, а только усугубит существующие.

«Современная безопасная инфраструктура появится и вблизи водных объектов, в том числе на озере Байкал. Здесь до 2030 года откроется круглогодичный курорт. При этом считаю важным строго придерживаться принципа „ноль загрязнения“, то есть полного отсутствия отходов и неочищенных стоков в озере», — заявил Путин в послании Федеральному собранию.

Курорт вместе с детским лагерем планируют строить на берегу озера в Бурятии и Иркутской области. На совещании по развитию туризма 28 марта 2024 года Путин сказал, что развитие территорий должно сопровождаться строительством дорог, заправочных станций, пунктов питания и отелей.

Если президент настаивал на общем развитии территории, то глава РЖД Олег Белозеров, направил в Госдуму более конкретное послание. В нём он просил ускорить внесение изменений в закон «Об охране озера Байкал» и статьи 11 закона «Об экологической экспертизе», которые ослабляют ограничения отдельных видов деятельности в центральной экологической зоне Байкальской природной территории.

Рубить лес, чтобы строить запруды и плотины, дороги и туалеты

Сплошные рубки лесов запрещены по закону «Об охране озера Байкал», принятому 1 мая 1999 года. Но в 2020 году Путин до 31 декабря 2024 года вывел из-под экологических ограничений строительство по проектам модернизации Байкало-Амурской и Транссибирской магистралей. Развитие транспортных коридоров для смещения торговых потоков на Восток оказалось важнее сохранения озера.

Позднее депутаты заявили, что действующий закон не мешает реконструировать селезащитные сооружения (запруды и плотины, перегораживающие русло реки для препятствия селевым потокам), а также проводить санитарные рубки и рубки, предотвращающие природные пожары.

Рядом с Байкалом часто сходят сели. В 2019 году поток грязи угрожал вынести отходы Байкальского целлюлозно-бумажного комбината в озеро. В июне 2022 года в Слюдянском районе Иркутской области несколько раз из-за схода селя перекрывали движение на федеральной автодороге.

Летом 2022 года сенаторы и депутаты Госдумы от Иркутской области и Бурятии предложили разрешить вырубать лес, чтобы построить сооружения для защиты от селей. Их предлагали возвести на пяти реках — Большая Осиновка, Малая Осиновка, Безымянная, Утулик и Харлахта. Закон также предусматривал сплошные санитарные рубки. Против этого варианта закона выступало российское отделение Greenpeace (признан в РФ нежелательной организацией — ЛБ), а сам проект закона так и не был представлен депутатам даже для рассмотрения в первом чтении. «Зеленые» полагали, что под видом санитарных рубок могли начать рубить и здоровые деревья.

Потом появился проект, позволяющий рубить лес вблизи Байкала под любым предлогом. Инициатива исходила от семи сенаторов и семи депутатов Госдумы. Большинство авторов законопроекта — представители байкальских регионов, Иркутской области, Бурятии и Забайкалья, но есть и выходцы из Калининградской и Кемеровской областей, а также Хакасии.

Законодатели предложили разрешить рубить лес в центральной экологической зоне Байкальской природной территории, чтобы строить селезащитные и другие гидротехнические сооружения, коммунальную инфраструктуру, автодороги, «объекты временного размещения, общественного питания и бытового обслуживания» и туалеты. Если закон примут, то рубить лес можно будет до конца 2030 года, а до 2025 года проект разрешает ещё и переводить земли лесного фонда в другие категории для создания «военных и гражданских захоронений».

В пояснительной записке к законопроекту написано, что вокруг 40 населенных пунктов в Бурятии и 22 в Иркутской области можно будет рубить деревья, чтобы обустроить противопожарные разрывы. Инициаторы проекта предлагают разрешить рубить лес, чтобы построить трассы Байкальск — Иркутск — Улан-Удэ — Чита и из Култук-Монды до границы с Монголией. Будут разрешены рубки для пяти дорог регионального значения, соединяющих населённые пункты региона.

Эколог Евгений Симонов (признан в РФ иноагентом — ЛБ) посчитал, что будет уничтожено 553 гектара байкальского леса на склонах, которые прилегают к курорту «Гора Соболиная», принадлежащему структурам миллиардера Олега Дерипаски. Это самый крупный участок из всех, что указаны в проекте закона, разрешающего проведение сплошных рубок по берегам Байкала.

Депутаты также включили в законопроект участки уже работающих горнолыжных трасс и фрагменты леса у подножия горы Соболиной между базами и строениями курорта. Кроме того, предполагается рубка леса между жилыми массивами города Байкальска, а также по берегам Байкала и впадающих в него рек, в том числе — девяти гектаров в водоохранной зоне реки Харлахта.

«Живописный ландшафт побережья, являющийся одной из выдающихся универсальных ценностей, охраняемых здесь под эгидой Всемирного наследия ЮНЕСКО, будет масштабно изуродован. Помимо эстетического ущерба, это спровоцирует эрозию склонов горы Соболиной», — пояснил Симонов.

«Не согласуются с особым статусом озера Байкал»

Против законопроекта выступили не только активисты, экологи и учёные, но даже правовое управление Госдумы. В его заключении говорится, что поправки «не согласуются с особым статусом озера Байкал и установленным режимом охраны Байкальской природной территории».

В июле 2023 года во время первого чтения в Госдуме зампред комитета Госдумы по экологии, противник закона Вячеслав Фетисов обвинил авторов закона в подмене понятий и предупредил, что принятие документа приведёт к застройке берегов озера.

Авторы поправок настаивали на необходимости экономического развития региона и, несмотря на возражения Фетисова, Общественной палаты и правового управления Госдумы, приняли законопроект в первом чтении: 296 депутатов проголосовали «за», 76 — «против». Поправки ко второму чтению принимали до 25 июля прошлого года, но ни одна из них так и не была опубликована. Непонятно даже, были ли они вообще.

Итоги голосования вызвали резонанс в прессе. Основные претензии были к отсутствию общественного обсуждения закона и попытки освоить берега Байкала, понизив охранный статус. Публикации появились в «Новой Газете. Европа» и на сайте Greenpeace России, путешественник Федор Конюхов написал обращение с просьбой отказаться от поправок, а Вячеслав Фетисов раздавал гневные комментарии. Они также касались стремительного одобрения закона об уникальном озере без широкой общественной дискуссии.

В конце концов, председатель Госдумы Вячеслав Володин заявил, что следует исключить норму о сплошных рубках из законопроекта. Вместо изменений в тексте законопроекта после высказывания Володина депутаты и чиновники отправились в турне по Байкалу. Они посетили посёлки вблизи Байкала, где необходимо рубить лес под кладбища, участки под строительство очистных сооруженией и устройство противопожарных разрывов и дорог.

Во время «обсуждений с народом» тем, кто приезжал из других посёлков, высказываться не давали, а местные жители засыпали депутатов вопросами, которые не относятся к закону — про зарплаты, медицинское обслуживание или запрет на добычу омуля.

В посёлке Усть-Баргузин критикам проекта удалось высказаться о несогласии с необходимостью принять закон, и один из участников делегации — депутат от КПРФ Вячеслав Мархаев — сразу назвал приём «негостеприимным». «На школьных автобусах подвозили агрессивно настроенных людей, ими же напичкали зал в Усть-Баргузине, где проходила встреча с местными жителями», — сказал он. По мнению Мархаева, местная пресса «накрутила» жителей, поэтому они начали спорить с депутатами и чиновниками, которые поддерживают закон.

Те жители, которых не «накручивали», говорили о нехватке мест на кладбище и необходимости рубок, а в одной из деревень разговор зашёл о лесе, который разросся вблизи населённого пункта до такой степени, что в деревню зашёл медведь. Между тем экологи чаще всего связывают выход медведей в посёлки с состоянием городских помоек, которые привлекают хищника.

По итогам поездки группа депутатов-лоббистов окончательно уверилась в том, что закон нужен. Об этом было заявлено на итоговой встрече в Госдуме. Добавился и новый аргумент. Уполномоченная по правам человека в Иркутской области Светлана Семенова настаивает, что для защитников страны, возвращающихся на родной Байкал, необходимо обеспечить возможность нормальной жизни и разрешить проблемы, связанные с оформлением земли.

«Типичная маниловщина, когда сдувается пыль со старых планов»

По прогнозам чиновников, к 2036 году турпоток на Байкал вырастет почти вдвое до пяти миллионов человек, а, значит, им необходимо обеспечить комфортный отдых и развлечения. Для этого запущено несколько крупных проектов.

Во-первых, это курортная зона «Волшебный Байкал», в неё входят город Байкальск и «Байкальская слобода» около посёлка Тальцы с общей площадью на территории Иркутской области в 1200 гектаров. Сумма бюджетных вложений — 25 миллиардов рублей, частных инвестиций — 54 миллиарда. Отдыхающие смогут добираться на курорт на машинах, самолетах и кораблях: транспортную доступность планируется существенно повысить.

На курорте «Байкальская слобода» площадью 330 гектаров на территории Бурятии обещают обустроить всесезонный аквапарк, спа- и термальные комплексы, рыбацкую и ремесленную деревни, гавань для яхт, лыжные, беговые и велотрассы и конгресс-центр. Предполагаемый объём частных инвестиций — 32 миллиарда рублей. Реализация проекта займет девять лет. Губернатор Иркутской области Игорь Кобзев и глава Бурятии Александр Цыденов на совещании по вопросам развития туризма у президента России Владимира Путина уверяли, что многое уже сделано для развития курортов, частные инвесторы намерены вкладывать деньги, а дальнейшие бюджетные вливания пойдут на развитие инфраструктуры.

Будут построены новый аэропорт в Иркутске и новый терминал аэропорта Улан-Удэ, зимняя стоянка для больших судов в порту Байкал.

По мнению эколога Симонова, обозначенные губернаторами успехи в привлечении инвестиций и развитии курортов — «типичная маниловщина, когда сдувается пыль со старых планов».

Эксперт напомнил, что особая экономическая зона (ОЭЗ) туристско-рекреационного типа «Ворота Байкала» была создана ещё в 2007 году. Но из восьми резидентов туристическую деятельность фактически осуществляет только один. В апреле Генпрокуратура РФ предостерегла руководство турзоны «от нарушения закона в связи с низкой эффективностью работы». Похожая ситуация с ОЭЗ «Байкальская Гавань», в которой только отель «Грин Флоу Байкал» прошёл государственную экологическую экспертизу.

«За отчётные 15 лет ничего существенного не развилось, а государство вложило миллиарды в инфраструктуру», — говорит Симонов. Он напоминает, что под строительство в экономической зоны в Бурятии до песка очистили один из участков восточного берега озера, но дальше этих «варварских действий» дело не пошло.

Эколог отмечает, что сейчас в «Байкальской Гавани» планируют зачистить ещё один участок вблизи озера, якобы под строительство элитных курортов. На этот раз «строить» будут у бухты Безымянной.

Как полагает Симонов, миллиарды бюджетных средств в развитие двух курортов вряд ли помогут экономике Байкала. Развитие остальной территории озера идёт стихийно. Можно предположить, что дороги и инфраструктуры только усилят наплыв «дикарей» и строительство гостиниц и частных домов, не оборудованных необходимыми системами очистки.

На острове Ольхон — одном из самый посещаемых туристами мест Байкала — асфальтовая дорога заменит грунтовую, что сильно изменит локальную экосистему. В 2022 году даже без новых дорог число туристов на Байкале выросло на 40%, по сравнению с 2021 годом, — до трёх миллионов человек.

Ни к чему не приведет также попытка компенсировать ущерб от вырубленного леса и посадить деревья в другом месте. Эколог вспоминает, как хотели вырубить деревья, чтоб расширить горнолыжный курорт на одном из склонов на берегу Байкала. Если бы это случилось, то начались бы эрозионные процессы — гора «поползла» бы в озеро. Да и места для компенсационных посадок в ЦБТ не хватит, указывает специалист по особо охраняемым природным территориям в проекте «Земля касается каждого» Михаил Крейндлин, а посадки деревьев в других местах нельзя считать восстановлением экосистемы.

Строить селезащитные сооружения и пожарные разрывы можно и не меняя законодательство, подавая проекты в предусмотренном законом порядке, считает Симонов.

Кроме того, до сих пор не появилось единой схемы развития Байкальского региона. Без этого невозможно оценить последствия для уникальной экосистемы от предлагаемой застройки. Документы с оценкой на протяжении десятка лет требует ЮНЕСКО, но Россия до сих пор их не предоставила.

По мнению Симонова, правильнее было бы ввести субсидии для местных жителей, чтобы они улучшали качество услуг. В этом случае, граждане получили бы возможность заработать больше и жить лучше. Однако, региональные и федеральные чиновники продолжают настаивать на мегапроектах.

Наплыв туристов усугубит сразу две нерешённые проблемы Байкала — неочищенные канализационные стоки и обилие мусора. В Госдуме лежит закон о запрете одноразового пластика в БДТ, но он не был вынесён даже на первое чтение. Что касается стоков, то проблема с ними не решена ни на одном российском курорте.

«Пожиратели Байкала»

Обычно между первым и вторым чтением в законопроект вносят поправки, но по закону о Байкале в публичном поле никакого обсуждения пока нет. Разве что депутаты Госдумы, выступающие за радикальное снижение охранного статуса, активно пропагандируют его плюсы в своих телеграм-каналах.

Так, продвигать тему туризма на Байкале у себя в каналах стали глава природоохранного комитета и бывший министр природных ресурсов и экологии Дмитрий Кобылкин и депутат-единоросс от Иркутской области Сергей Тен.

«Иркутская область стала участником масштабного федерального проекта „5 морей и озеро Байкал“. Цель, поставленная Президентом — расширять предложения разнообразных туристических услуг, что называется, на любой вкус, чтобы граждане могли увидеть уникальную природу России, прикоснуться к нашей великой истории и культуре», — пишет Тен.

Кобылкин также недоволен развитием туризма, считает, что именно «дикий» туризм портит экологию Байкала. «Существует ряд проблем, требующих срочного решения: инфраструктура населённых пунктов и туристических объектов не справляется с нагрузкой», — сетует он.

Местные власти пытаются купировать выступления немногочисленных активистов-противников рубок. В июле 2023 года активисты запустили петицию против рубок, собравшую 108 тысяч подписей. Кроме того, депутатов и местные администрации донимала 55-летняя активистка Любовь Аликина, которая жаловалась в администрацию президента и просила рассмотреть риски для природы. Ругал закон и 65-летний орнитолог Виталий Рябцев, который участвует в байкальских протестах с 2006 года. Активисты указывают на снижение охранного статуса уникального природного проекта без достаточной проработки последствий этого решения. Сплошные рубки, застройка и дороги нарушат экосистему озера, считают защитники природы.

В ответ на активность надоедливых экозащитников ассоциация муниципальных образований Иркутской области в конце декабря разослала в СМИ письмо к президенту, ФСБ и Генпрокуратуре с просьбой проверить высказывания Рябцева и Аликиной на экстремизм. Под письмом стоят 42 подписи мэров и депутатов Ольхонского, Иркутского и Шелеховского района, а также мэра Черемхово.

«Принятие предлагаемых поправок позволит снять большое социальное напряжение, создаваемое массовыми изъятиями земель, запретами, блокирующими строительство дорог, селезащитных и очистных сооружений и других объектов. Но в процессе работы над ними встал не менее острый вопрос — проблема информационной травли в отношении жителей побережья Байкала, которых некоторые противники поправок называют „пожирателями Байкала“», — говорится в сообщении представителей муниципалитетов.

В обращении мэров и депутатов есть ссылка на статью 282 УК РФ, а именно действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды с унижением группы лиц по признакам происхождения и места проживания. По словам авторов письма, Рябцев и Аликина формируют негативный образ жителей прибайкальской территории. Активисты используют словосочетание «пожиратели Байкала» с 2018 года. Оно иллюстрирует стремление чиновников и бизнес освоить Байкальскую территорию, тем самым «сожрав» прориодный объект.

Как объясняет Рябцев, письмо написано в ответ на деятельность активистов по защите Байкала, которая мешает властям вырубать деревья и начать стройку. Аликина назвала происходящее травлей и вышла с одиночным пикетом к Иркутской прокуратуре.

Противники закона — активисты, отдельные депутаты, учёные — полтора года удерживают законодателей от принятия поправок, которые разрешат сплошные рубки на Байкальской природной территории.

Однако в Госдуме снова начали обсуждать закон о вырубках, но оппонентов этого решения не приглашают. Как отмечает депутат Николай Будуев, «депутат ГД РФ Сергей Юрьевич Тен, провел вчера очередное совещание по этому законопроекту в очно-дистанционном формате. Очное участие в совещании приняли Глава Бурятии А.С. Цыденов и Заместитель директора ФГБУ „ВНИИ Экология“ — Руководитель проектного офиса федерального проекта „Сохранение озера Байкал“ М.В. Стафеев. При этом, традиционно не пригласили оппонентов, из тех, кто против сплошных рубок. Совещание провели за закрытыми дверями. Публичной трансляции совещания не велось, запись совещания не опубликована».

Будуев пророчит: практика закрытых обсуждений — приведет к необходимости привлекать силовиков для их воплощения в жизнь.

Следите за новыми материалами